Saint Petersburg Business Guide - на главную
Рейтинг петербургских миллиардеров  

Новости

 
1 марта 2009 11:00

В последний день февраля скоростной поезд ЭР-200, 25 лет курсировавший между Петербургом и Москвой, совершил свой последний рейс. Теперь его заменит скоростной поезд ‘Сапсан’, построенный немецким концерном Siemens.


© Фонтанка.Ру  

"Сапсан" прилетел

В последний день февраля скоростной поезд ЭР-200, 25 лет курсировавший между Петербургом и Москвой, совершил свой последний рейс. С Московского вокзала он отвез железнодорожников, чиновников и журналистов в Любань – к могиле первого министра путей сообщения России Павла Мельникова. Обратно делегация вернулась уже на скоростном поезде ‘Сапсан’, построенном немецким концерном Siemens.

В сущности, в последний раз прокатиться на ЭР-200, да еще и бесплатно, мог любой. Около половины четвертого дня поезд отошел от седьмой, крайней, платформы Московского вокзала, собрав всех желавших отправиться в последний рейс. С проводников состава слетела привычная строгость. Каждый, казалось, думал о чем-то своем.
В семи вагонах ЭР-200 была создана небольшая социальная модель современной России. Обычно кресла этого поезда занимали респектабельные пассажиры, путешествующие за корпоративный счет. Однако на этот раз в вагонах мешались женщины, дети, пенсионеры. Даже милиционеры поездной бригады воспринимались без должного пиетета – как обычный патруль на улице.
На этом празднике жизни было невесело одному человеку. Начальник ЭР-200 Виктор Котлов – мужчина с обветренным лицом, окаймленным седой бородой, – мрачно курил, бессмысленно глядя в окно двери тамбура.
‘25 лет назад в советской Прибалтике славянским гением был создан этот поезд. Он поил меня и кормил. Для кого-то это праздник, для меня это - похороны’, – в сердцах сказал он корреспонденту ‘Фонтанки’.
Виктора Котлова можно понять. ЭР-200 – это не просто поезд. Это блудный сын отечественной промышленности эпохи гонки вооружений. За сорок лет было создано два состава и еще два головных вагона. Если сравнить с космическими масштабами, это своего рода отечественный шаттл ‘Буран’, вышедший на орбиту один раз, тем самым доказав технологический потенциал Советского Союза. Потенциал, но не более.
Но, как и ‘Буран’, ЭР-200 стал настоящим символом СССР. С его изображением выходили марки, он был запечатлен на советской упаковке с двумя кусками рафинада, которую любой командировочный видел в поезде или самолете ‘Аэрофлота’. За одиннадцать лет до того, как поезд реально начал курсировать между Ленинградом и Москвой, он появился на постере фильма Станислава Ростоцкого ‘Белый Бим, Черное Ухо’.
Однако главным поездом на Октябрьской железной дороге все равно всегда была ‘Красная стрела’. Именно при ее отправлении на Московском вокзале играет ‘Гимн великому городу’ Рейнгольда Глиэра. Был у ЭР-200 и другой конкурент – поезд ‘Невский экспресс’, который таскает за собой электровоз ЧС200. Одинаковое число в названии машин означает одно – и тот, и другой могут двигаться с рекордной для отечественных железных дорог скоростью более 200 км/ч.
Но ЭР-200 – это целый комплекс, состав, и, несмотря на реконструкции, он постепенно морально стареет. А к электровозу ЧС200 можно прицепить любые, самые современные вагоны.
‘“Невский экспресс” нам все испортил. У нас были постоянные пассажиры. Жорес Алферов… Не удивлялись, что свет специфически выключается’, – вздыхает Виктор Котлов.
Пока начальник поезда сетовал на судьбу, в других вагонах шло бурное веселье. Плакаты ‘А нам уже 25!’, развешенные тут и там, выглядели достаточно странно, если не сказать цинично. Крепче всех держалась действующая поездная бригада.
В следующем вагоне почему-то заседал комитет по молодежной политике Смольного. Несколько участников совещания, у которых корреспондент ‘Фонтанки’ осведомился о теме дискуссии, отвечали, что она посвящена ‘широкому кругу вопросов’ и широко улыбались. Реплики: ‘Это функциональный проект?’, ‘В рамках приказа 5-н’, ‘Мы должны зарабатывать’ - витали над столом.
За молодежными политиками был вагон с протокольно выпивавшими заслуженными железнодорожниками. Среди них был и Алексей Марин – один из машинистов, который вел ЭР-200 в его первый рейс.
‘Мы насиловали поезд. Это же постоянный разгон-торможение’, – вспоминает он те непростые и, хочется верить, отличные от нынешних времена.
А в голове поезда тем временем шло неформальное веселье обслуживающего персонала, их друзей и родственников. Здесь, среди подарочных букетов, мужчины и дамы смачно закусывали соленым огурцом и шутили на тему ‘Нам бы до Обухова доехать’.
Тем не менее, 89 километров до Любани поезд преодолел благополучно. На платформе прибывших встречали зычные куплеты группы ‘Любэ’ про ‘Дорога, дорога, ты знаешь так много’ и настоятель местного ‘железнодорожного’ храма Петра и Павла протоиерей Евгений. После митинга и речей (за время которых ЭР-200 незаметно исчез) он освятил подошедший поезд ‘Сапсан’, щедро окропив его святой водой снаружи и изнутри.
‘Сапсан’ – это очень хороший, современный немецкий поезд. Входящих предупреждали, что уборная работает только в третьем вагоне – с остальными еще не разобрались.

Николай Конашенок
   

Упоминаемые организации

  Реклама     
Консультант Плюс Четыре Грифона Выкройки RedCafe
ГАРАНТ ИНТЕРНЭШНЛ - Обзор изменений законодательства России, Санкт-Петербурга и Ленобласти
Индекс РТС Курс ЦБ РФ по EUR Курс ЦБ РФ по USD Кросс-курс Forex по EUR/USD
Rambler's Top100 Rambler's Top100